«Ну давай, покажи мне! Ты же Рева!». Новый режиссер Павлоградского театра о зрителях, свободе и мечте стать художником

Борис Рева стал новым режиссером-постановщиком Павлоградского драматического театра имени Бориса Захавы. Павлоград.dp.ua обсудил с ним его путь к режиссуре, преемственность и перспективы такой работы в Павлограде.

В театре — никого, в кабинете — старые и новые афиши, в зале — зеленое поле пустующих кресел, на сцене — декорация дерева. Театр без зрителей похож на выключенную лампу, здесь, кажется, еще не остыло пламя недавней игры.

«Все в отпуске, только я на работе», — объясняет, смеясь, Борис.

Павлоград.dp.ua: В каком возрасте вы впервые вышли на сцену театра? Помните, как это было?

Борис Рева: Я вышел на сцену в 4 или 6 лет. Был концерт ко дню рождения Бориса Захавы.

Я был совсем маленький, и должен был спеть песню волка. Она так звучала: «Я на землю брошу шляпу,/ сяду на скамеечку,/ положите мне на лапу/ хоть одну копеечку». Я пел, бросал так эту шляпу! И когда я закончил, зал взорвался аплодисментами, и я испугался, быстро убежал за занавес. Потом я играл в «Истории лошади» жеребенка, совсем маленькая роль — я был лишь в эпизоде. Как-то я остался на весь спектакль в табуне, просто скакал со всеми, хотя и не знал слов песен.

Павлоград.dp.ua: Говорят, что актеры — это те люди, которые подпитываются именно энергетикой зала, им нужна отдача…

Борис Рева: Конечно, этот энергообмен — самое важное, потому что мы работаем ради зрителя. Когда актер любит себя чересчур, и ему совершенно не важен зритель, он просто от себя балдеет — это ужасно, потому что театр существует для людей, потому что в театре говорят о самых важных вещах. Например, трагедия — самое страшное, что может случиться в жизни, чтобы этого не происходило, человек должен побывать в театре, пережить это, сидя в кресле и не допустить этого в жизни.

Павлоград.dp.ua: Как в этом плане павлоградский зритель? Вы чувствуете отдачу?

Борис Рева:Да. За 43 года существования театра мы воспитали зрителя. Воспитали от слова «питать». Люди уже понимают какие-то тонкие вещи, не могут терпеть пошлятину. И приходят сюда подумать, поплакать, иногда посмеяться. В Павлограде есть театральный зритель, и это здорово, потому что в Днепре, например, такого зрителя, к сожалению, нет.

DSC_0838

Павлоград.dp.ua: Читала в вашем интервью, что идея поступить на режиссуру в Киевский национальный университет имени Карпенка-Карого пришла внезапно. Как так? Расскажите.

Борис Рева:Да, я поехал в гости к друзьям, родители попросили узнать, что нужно, чтоб поступать, а в этот период набирал курс Эдуард Маркович Митницкий. Он входит в тройку первых режиссеров Украины. Я на тот момент вообще не знал, кто это. Ведь у нас все знают популярных артистов эстрады, а первых режиссеров — нет. Я прошел первый этап конкурса — написал за ночь письменную работу. А на следующий день — была встреча с Эдуардом Марковичем. Он мне дико понравился! Это личность очень интересная, мыслитель. Это человек, у которого сразу хочется учиться, с которым хочется общаться, задавать важные вопросы. Я рад, что я туда попал, мне тогда сильно захотелось учиться у него.

Павлоград.dp.ua: Идея стать режиссером была ваша или отца [отец Бориса — Анатолий Рева — главный режиссер Павлоградского драматического театра имени Бориса Захавы, — прим. Павлоград.dp.ua]?

Борис Рева: Общая, наверное. До 9 класса я мечтал стать художником, а потом понял, что в плане техники — я не совсем художник, у меня есть какие-то мысли, идеи, но они все больше к театру относятся. Я же здесь вырос, с самого детства я тут игрался, мешал, когда были репетиции. Это в меня все впиталось и мне мало, наверное, кисточки и холста, хотя иногда…

Павлоград.dp.ua: Рисуете сейчас?

Борис Рева: Я люблю это дело, но мне надо себя усадить, и тогда что-то рождается.  Но усадить себя сложно.

Павлоград.dp.ua: У вас не было идеи попробовать объединить работу художника и режиссера?

Борис Рева: Дело в том, что театр — это синтетическое искусство, это смесь и есть: и свет, и звук, и конфликт между актерами, и костюмы, декорации — это все входит в режиссуру. Режиссер все движет. Спектакль — живой организм, режиссер его рождает до премьеры. Он строит его по клеточкам, а после премьеры как бы отмирает, отпадает. Дальше спектакль начинает жить своей жизнью, он начинает делать первые шаги. Люди страшно хотят попасть на премьеру, а это ведь самый худший спектакль, потому что он только начинает жить.

Павлоград.dp.ua: Потом видоизменяется?

Конечно. Я же актер также, так вот бывает, ты играешь спектакль лет 5, и тут вдруг понимаешь, что вот эту фразу здесь надо говорить по-другому, и тут мой герой имеет ввиду это на самом деле, и здесь гораздо глубже, чем я понимал 5 лет назад. В театре работают живые люди, они растут, они набираются опыта. Какие-то вещи невозможно объяснить, их нужно только самому прожить, пережить, и тогда ты сможешь это воплотить на сцене.

Павлоград.dp.ua: Вы строгий режиссер? Насколько часто вы даете свободу для творчества актеру?

Я не достаточно строгий, насколько я бы хотел этого. Свобода — это когда ты делаешь то, что хочешь. А мне важно договориться с актерами делать то, чего мы вместе хотим. Самое важное — нам плыть в одном направлении, и тогда получаются вообще какие-то чудеса. Мы все вместе строим нечто сложное. Если есть понимание — то это большой кайф.

DSC_0826

Павлоград.dp.ua: Ваш первый режиссерский дебют в Павлограде — это спектакль «Весенние перевертыши». Было сложно впервые ставить?

Это была первая премьера, а до этого я еще ставил в Павлограде «Медведя» Чехова как университетское задание. Я только снял его на видео, а зрителям мы этот спектакль не показывали.

«Весенние перевертыши» — это была очень интересная работа, работа с детьми. И я с самого начала решил работать серьезно, а серьезно — это значит, что мы погружаемся в обстоятельства и двигаемся к цели вместе, не ноя, не балуясь, не отвлекаясь.

Павлоград.dp.ua: При первой постановке вам давал советы отец?

Отец у меня, знаете, старается не вмешиваться. Он вмешивается только тогда, когда видит, что я растерян, и что я не знаю, что делать. Я обычно к нему сам прихожу за советом, он всегда наблюдает так, чтоб даже я этого не видел, чтобы не мешать. Режиссер — это … вот когда человек рисует картину, ты можешь понимать, что он ее рисует несколько неправильно, но, когда ты вмешиваешься — ты только портишь. Отец это прекрасно понимает, и когда он мне давал советы, он это делал аккуратно, чтобы не разрушить мою точку зрения.

Павлоград.dp.ua: А по окончании работы вы часто слышали критику?

Критика — это обязательно. Без нее не может быть движения. И очень плохо для любой творческой личности обижаться на критику. Критика должна быть всегда конструктивной и дальше помогающей в работе. Любой человек всегда делает ошибки.

В феврале-марте у нас проходит региональный конкурс «Сичеславна», к нам приезжает жюри, мы всегда ждем жюри, чтобы они нам что-то сказали. Потому что мы плывем в театральном море, и нам надо знать, что мы делаем правильно, а что неправильно. Здорово, когда приезжают классные специалисты, театральные критики, которые могут прочитать спектакль, подсказать важные тонкости. У нас  иногда были такие критики, которые полностью прочитывали спектакли и давали советы.

Павлоград.dp.ua: В творческих профессиях нередко встречается преемственность. Часто люди относятся к сыновьям известных людей предвзято или завышают им планку. Как вы к этому относитесь? Какие плюсы и минусы того, что вы сын известного в Павлограде режиссера?

Очень много минусов. Вы наступили на мою больную мозоль. Дело в том, что, когда я учился в колледже, у меня часто была такая ситуация, я подходил к педагогу, а он знал, что я Рева, и он мне: «Ну давай, покажи мне! Ты же Рева!». Я говорю: «Я пришел учиться, объясните мне, что и как. Я хочу научиться, я не умею!». Папа сотворил чудо в Павлограде, про него знают по слухам, допустим, и знают, что он может удивить, он может работать на уровне. Для меня учеба — это было трудно, это была затратная работа, и было обидно, что вот эту всю работу не учитывали, а принимали ее как должное. Но сейчас я думаю, это даже лучше, это закаляет. Я, допустим, горжусь, что я в Киев поступил сам. Эдуард Маркович Митницкий не знал, где вообще Павлоград находится. И то, что мне удалось ему понравиться, показать, что я чего-то стою — это большое дело.

Павлоград.dp.ua: Что вам больше импонирует работа актера или работа режиссера?

Я не сравниваю эти две профессии, они совершенно разные. Режиссер понимает все изъяны актеров, знает, какие они дети: непослушные, балованные, ленивые. Надо находить подход к каждому, объяснять, разговаривать. Часто спектакль смотрят и аплодируют актерам, а режиссер знает: один там что-то забыл, другой не то сделал, третий не доиграл, ведь некоторые вещи тренируются очень долго. Часто бывает, что ты бьешься-бьешься с актером, потом наконец-то у него начинает что-то получаться. А через время он говорит «Я сам это сделал!». Это очень часто происходит, фактически в 99%.

DSC_0846

Павлоград.dp.ua: А вы сейчас смотрите на себя глазами режиссера, когда играете в спектаклях, как актер?

Конечно. Режиссерская профессия помогает в актерской, а вот актерская в режиссерской наоборот — мешает. Актер — это уникальная личность, и он имеет свой голос, свою природу, свой тембр. Очень часто, когда я ставлю, думаю, что я бы сыграл по-другому. Вот это очень вредит, надо от этого отказываться вообще. Играть режиссеру не очень хорошо, надо понимать, что этот актер сыграет по-другому, и это будет тоже хорошо, и надо принимать другую точку зрения, другую природу. Самое главное не сломать цветок, не разламывать этот бутон, он раскроется сам.

Павлоград.dp.ua: В поисках идей для нового фильм Альфред Хичкок лежал на берегу Темзы…

Да-да, я видел эту фотку.

Cjea_zNWUAE5veg
http://fizichka88.blogspot.com

Павлоград.dp.ua: Да, это он так вдохновение искал. Вы верите во вдохновение, и как вы его ищите, если верите?

Тут мы идем от того, с чего начинается выбор пьесы. Главное в выборе пьесы — актуальность. Читая, режиссер сопоставляет то, что он читает с тем, что он видит вокруг, потому что мы говорим о нашей жизни, о ситуации, в которой мы находимся, о себе, о своих переживаниях, и когда это совпадает, тогда зажигается режиссер и начинается работа над спектаклем. Без вдохновения работать невозможно.

Павлоград.dp.ua: То есть оно все-таки есть?

Да, не получится никакого спектакля. Это будет… как ребенок без любви, он будет несчастным.

Павлоград.dp.ua: Я встречала людей творческих профессий, которые не верят во вдохновение, считают, что любого результата нужно добиваться только трудом.

Трудом, конечно. Вдохновение — это отправная точка. Витать в режиссуре тоже плохо. Просто мы говорим об импульсе или о работе? Толчок все равно происходит.

Когда ты только выбираешь пьесу, ты горишь, у тебя куча идей, а потом все это в ходе работы сокращается, и остается 30% от тех 100%, которые были.

Павлоград.dp.ua: Как вы относитесь к перформансам, когда зритель вовлечен не только эмоционально, но и физически?

Понимаете, современный театр — это лаборатория, которая ищет новые формы, это эксперименты.  Я к ним отношусь очень хорошо, но я считаю, что делать такие эксперименты надо абсолютно владея этой профессией, понимая, что происходит. Вот у нас в Павлограде это фактически невозможно, потому что мы постоянно занимаемся обучением. А для того, чтобы условно рисовать в сюрреализме или в технике Ван Гога или Клода Моне, нужно сначала научиться рисовать по классике. Сначала научиться играть, а потом добавлять эксперименты. А мы берем детей, которые еще ничего не понимают в театре. И если мы начнем делать такие эксперименты, это будет самодеятельностью.

Перформанс— это очень интересный вид искусства. Я бы хотел тоже дорасти до этого. Но для того, чтобы это делать нужны люди, которые будут тебя на клеточном уровне понимать. Это сложно очень.

Павлоград.dp.ua: Заниматься искусством, работать в театре в Павлограде —это перспективно?

То, что в Павлограде существует театр — это чудо. Я считаю, если в каком-то месте происходят чудеса — нужно это место поддерживать. Получается. Для нас важно видеть, как растут наши студийцы, они приходят зеленые, неуверенные, долго ничего не выходит,а в какой-то момент — раз — и появились крылышки, что-то там затрепетало. Это стоит усилий, терпения. Это очень сложно, но оно того стоит.

Павлоград.dp.ua: В финансовом плане? Не самая высокооплачиваемая работа?

Да. Мой отец в шутку говорит: «Я зарабатываю очень много, платят мне мало». Если музыканты начнут заниматься математикой, то музыке конец. В Европе актеры в очень хорошем статусе, власти понимают, что надо поддерживать театр, потому что человек творческий не должен думать о материальном. Но еще актерам важно то, что они занимаются своим делом.

Павлоград.dp.ua: Сможете рассказать о сути работы режиссера одним предложением?

Задача режиссера — воспитать и вырастить в актерском коллективе будущий здоровый живой спектакль, режиссер — человек, который создает будущий живой организм.

Беседу вела Дана Маслюк