В прошлом году границу с Польшей пересекли почти 10 млн украинцев. Все больше наших земляков едут туда в поисках высокооплачиваемой работы или качественной учёбы.

Согласно недавнему исследованию Национального банка Польши, около 70% украинцев в Польше — это «синие воротнички», то есть те, которые работают на заводах, стройплощадках, выполняя довольно простую работу после короткого обучения. Только 5% украинцев в Польше — это «белые воротнички». Однако эксперты польского рынка труда отмечают, что с каждым годом в Польшу приезжает все больше квалифицированных кадров из Украины.

inf2

«Я 5 месяцев работала в Польше. Сначала на заводе по производству консервированных овощей, потом — кухонных плит, — рассказывает Вероника Сачко из Павлограда. — Обе работы были сложными по-своему. В одной — это монотонность, во второй — поднятие больших и тяжелых вещей. Но как бы там сложно не было, заработной платой я довольна, так как она была в 3-4 раза больше, чем я зарабатывала в Павлограде».

По информации Павлоград.dp.ua, в Польшу выезжают шахтеры. На польских шахтах они работают в лучших условиях труда и получают больше. Например, ГРОЗ на отечественных шахтах получает в районе 12 тыс. грн, а в Польше — в районе 30 тыс. грн и выше.

Недавно в Польшу, в город Гловно, уехали работать Евгения и Сергей Шарлай. Они говорят, что почти треть жителей этого городка — украинцы, которые приехали заработать.

Массово едут павлоградцы и на учебу к «западному соседу» ― только одна фирма в 2017 году отправила на учебу в Польшу 60 подростков из Павлограда. И популярность такого бизнеса растет.

Ежегодно украинцы в Польше зарабатывают в среднем около 8 млрд злотых, из них около 5 млрд украинцы пересылают домой. Польша входит в топ-10 стран, откуда осуществляются переводы денег в Украину.

«Глядя на украинских сотрудников, я вижу, что все ребята очень трудолюбивые. Очень жаль, что в нашей стране не нужны такие люди, которые готовы выкладываться. Или нужны, но наша страна не готова оплачивать этот труд по максимуму. Не очень хочется уезжать, но это просто нужда от безысходности», — говорит Вероника Сачко.