Сегодня в Павлограде идет очередное заседание суда по делу о сбитом самолете ИЛ-76, в котором погибли 49 человек (десантники и члены экипажа). Самолет был сбит, предположительно, сепаратистами из ПЗРК 14 июня 2014 года. Единственный подозреваемый по этому делу — генерал-майор Виктор Назаров, который в то время командовал Штабом АТО. Его подозревают в служебной халатности.

На заседание пригласили двух ключевых свидетелей — полковника Дмитрия Мымрикова (командира борта, которую в ночь с 13 на 14 июня все-таки смог успешно приземлиться на Луганском аэродроме) и Главнокомандующего ВСУ генерала Виктора Муженко.

суд 2 копия

Дмитрий Мымриков ходатайствовал о том, чтобы свидетельствовать в режиме закрытого заседания. В ходатайстве отказали.

суд 3 копия

Он рассказал присутствующим о том, что командиры бортов знали про опасность, которая ждет их на аэродроме, окруженном сепаратистами:

«Аэродром представлял собой зону отчуждения. Из радиооборудования ничего не осталось. Посадочная полоса не горела. Там уже не осталось обслуживающего персонала, был только авианаводчик».  Дмитрию Мымрикову удалось посадить свой борт, но второй самолет был сбит на его глазах. В аэропорту «творился ад, мы вошли в ворота ада. Я был в оккупированном Донецке, но в Луганске было намного хуже».

суд 4 копия

По его словам, в такую безоблачную и лунную ночь самолет был легкой добычей для террористов. Сепаратисты были специально подготовлены — обстреливали самолет с нескольких сторон, после крушения —  профессионально забрали аудиозаписи со сбитого борта. На месте, с которого стреляли в самолет, обнаружены пустые трубки от ПЗРК и консервы российского производства.

«За то, чтобы сбить борт, наемникам давали большие деньги», — утверждает Дмитрий Мымриков и говорит, что тут не обошлось без профессиональных военнослужащих из РФ.

Тела погибших десантников долго не могли передать родным. Только с помощью «Общества «Красного креста» их обменяли на тела сепаратистов, которые окружали аэродром.

«За 200 метров телами сепаратистов были заполнены 8 фур «АТБ» с морозильными камерами. Представьте, что пережили наши ребята, как они их там выкашивали…», — сказал летчик.

суд 5 копия

«Какие мероприятия для защиты бортов предпринимались? — спросил прокурор. — Лучший метод защиты был бы отказаться от полета. Но никто не отказался, потому что мы понимали, в какой ситуации пацаны там», — сказал полковник.

По словам Дмитрия Мымрикова, после трагедии в боевой устав внесли изменения — в такие опасные зоны самолеты будут лететь только в сопровождении истребителей.

суд копия

Сейчас в суде идет допрос Виктора Муженко. Заседание происходит в режиме видеоконференции с Печерским районным судом г. Киева. За ходом заседания можно следить онлайн.

А так прокомментировал заседание адвокат потерпевшей стороны Виталий Погосян на своей странице в социальных сетях:

погосян